Казалось бы, вздохнули с облегчением, позади  и Новый, и старый Новый,  и восточный Новый год, Крыса вступила в свои права, а тут тебе новость – впереди нанайский Новый год.   О том, как праздновали нанайцы,  об их традициях и обычаях рассказывает  Елена Киле, член Союза художников России, мастер, знаток и хранитель национальной культуры.

- У нанайцев два праздника – 22 июня – день летнего солнцестояния и 22 декабря – день зимнего солнцестояния.  Летний праздник – начало заготовок дикоросов, начало путины, это была женская половина года. Можно было в это время пить красное вино.

- Откуда вино брали?

- У китайцев покупали.  У них и рисовую водку брали. Пили-то очень мало - 2-литровая бутыль на весь год.

- Как в народе относились к пьяницам?

- Пьяницы-то у нас появились  с того времени, как пришли первые русские переселенцы на Амур.  До того не пили в нынешнем понимании. И не было возможности. Пить-то начали, как стали жить более-менее, как появился достаток, появилось свободное время.

- А что  было после зимнего солнцестояния?

- Охотники уходили в тайгу, в том числе и дети. Школ-то тогда не было. Их обучали рыбалке, охоте. Из мальчиков мужчин растили. В шесть лет мальчик  уже многое умел. В  наше время не все взрослые мужчины обладают такими умениями. Мужчиной мальчик становился  лишь тогда, когда он добывал медведя.

- А сегодня?

- Сегодня вообще не понимаю, что происходит с людьми.

- У вас в семье праздновали китайский Новый год?

- Нет. На летнее и зимнее солнцестояние проводили обряды. Например, в день зимнего солнцестояния перед уходом охотников в тайгу собирались мужчины - родственники, соседи, близкие друзья - на своей половине. Женщины жили-то на своей половине. Кстати, питались они по остаточному принципу. Что после мужчин оставалось, то доедали  женщины и дети.

- И в русской традиционной семье лучший кусок доставался мужчине, хозяину. Будет жив и здоров мужик, добытчик, значит, будет в здравии и вся семья.

- У мужчин на охотничьем угодье было священное дерево – лиственница или ясень. В стволе вырубалось треугольное углубление, туда ставился сэвэн, которого «кормили» перед охотой. Среди подношений –  рыбные пельмени бианси или  мясные,  дэрбиту – вяленая рыба, нарезанная полосками и отмоченная в воде,  с диким луком, с черемшой, политая медвежьим жиром, пекина – печеная  лепешка без масла или  чарома – жаренная в масле лепешка. Обязательно подносили спирт или водку, кланялись не менее трех раз и просили удачи на охоте. Если охота была неудачной, мужчина возвращался, делал  из сухой травы  человечка – духа, прислонял к священному дереву и просил  у этого духа удачи. Если пошло дело, значит, дух помог.

- Когда убивал охотник животное, он не просил у него прощения?

- Целые обряды были. Например, медведя охотник убил, обязательно обряд проводился.  Тигра вообще запрещалось убивать.  Амбу не трогали и яргу – дальневосточного леопарда,  это были священные животные.

- А если тигр задирал человека?

- Тигру не мстили. Считалось, что человек виноват перед духом священного животного. Может, сам, а может, кто-то из его рода убил тигра. Амбу не винили.

- А если медведь задирал человека?

- На медведя охотились не из мщения, а ради мяса, жира, шкуры.

- Медвежье мясо опасное.

- Это сейчас оно опасное, а раньше  опасным не считалось. Не было таких случаев, чтобы от него погибали. Сейчас же везде помойка, химия, вода и земля нечистые.

- Сохраняют ли традиции нанайцы?

- Все зависит от людей. Я, например, чту традиции предков. Проводятся обряды. Например, перед кетовой путиной «кормим» хозяина воды Тэму. У нас  есть близнецы - медведи. Один белый, хозяин воды, помощник духа водной стихии, второй бурый, хозяин суши. Он смотрит прямо перед собой, а белый - вниз, в воду.  Два сэвэна – воплощения этих медведей ставили рядом, получалось как ворота. Рядом  - тальниковые шесты, украшенные деревянными стружками и красными тряпочками. Получался своего рода коридор – от порога дома и до берега. Друг за дружкой шли по этому коридору, несли жертвенное приношение – еду в специальной посуде, сделанной из бересты. Просили у хозяина воды удачи, чтобы он разогнал злых духов – души утопленников, в том числе утонувших собак. Считалось, что  эти духи во время путины отгоняют рыбу от людей. Посуду ставили в воду, отгоняли от берега.  Если посуда тонула, значит, человек не пожадничал,  хозяин воды принял жертву и понял просьбу.

-  Что говорили своим детям о том, какими должны быть нанайцы, что им можно делать, а что категорически нельзя?

- Первое – это позор вору. Воровство – это самое страшное. Раньше из-за воровства людей изгоняли и нигде вора не принимали. Как у цыган, молва - лучший беспроводной телефон. Мигом люди узнавали, что такого-то изгнали из такого-то стойбища. Такой человек был вынужден жить один.

- Каким было отношение к земле, к природе?

- Брали ровно столько,  сколько могли съесть, переработать.

- Не будь алчным?

- Да.  Почему замков-запоров не было? Потому что глубоко верили, что воровство – позорное дело, воровать было нельзя. Надо  было что-то взять, человек просил, предупреждал, а без этого трогать не смей.  Я такое время застала в селе Дада. Отец, например, с охоты  приходил, мясо в доме появлялось.   Я – по соседям, мясом угощать. Заходишь к соседям, а там никого нет. Поставила на стол, ушла и палочкой дверь подперла.   Люди гадают: «Кто принес мясо? Кто угостил?». Потом, конечно, узнают.

- Это такой обычай: что-то добыл, поделись с соседями?

- С родственниками в первую очередь, с соседями, друзьями. Помогали в первую очередь тем, кто бедно жил, например, одиноким женщинам с детьми, делали жизнь сносной. Не бросали.

- Что нужно из этих традиций обязательно взять в сегодняшнее время?

- Доброту, честность, чистоту своих помыслов. Мало ли что ты хочешь, ты сначала подумай. А может, это помешает или навредит кому-то? Если и людям, и тебе хорошо, значит, это можно делать.

- Женщины раньше танцевали?

-  У нас танцы были своего рода разгоном для шамана перед его камланием. Танцами «разогревали» шаманский бубен.  Под  бубен состояние у людей менялось, люди входили в транс. Если шаман чувствовал, что готов, начиналось  камлание. А так  просто не танцевали, дискотек у нас не было. Женщинам у нас  было запрещено петь.

- Неужели не пели?

- Уходили далеко, на мари по ягоды, где никого не было,  там и душу отводили - пели. Исключение было, конечно. Когда ребенка укачивали, тихонько пели: «Баба ка, баба ка..».  На своей половине в доме, естественно, не на мужской. Мол, собачка не лай, мышка не шурши, ребенку дай уснуть.

- А мужчинам?

- Им можно было петь. На рыбалке или, допустим, что-то ремонтировал,  или сеть плел.  Пели обычно о том, что окружало, о своей жизни, сочиняли на ходу, импровизировали. Мой дедушка петь любил.  И мой брат любит петь, его артистом прозвали. Сядет, бывало, дедушка  на лавочке во дворе, прицепит крюк к столбику, сеть начнет плести и давай петь! Я однажды спросила его: «Дедушка, о чем ты поешь?». Язык-то я знаю, по-русски до третьего класса не могла говорить. «Я пою, - сказал дедушка, -  что я вижу и как я живу».

- Язык теряется?

- Да. Это неизбежно. Нас-то, нанайцев, в России одиннадцать тысяч, да в Китае четыре.

- Неужели китайская встреча нового Лунного года не просочилась на Амур?

- В  чистом виде нет.

- Нанайцы же брали китаянок в жены! Неужели они с собой не принесли свои традиции?

- Вы знаете, как ни странно, чаще нанайки выходили замуж за китайцев, чем китаянки за нанайцев, а наоборот - это было очень редко. Много нанайских женщин увезли за Амур. Много потомков живет в Тунцзяне. Теперь это глубокие старики и не знают кто они – китайцы или нанайцы.

- Как передается национальность – по мужчине или по женщине?

- У нас национальность определяется по матери, а фамилии - по отцу.  Раньше-то особого значения этому не придавали. Документов-то не было. Поэтому часто как хотели, так себя и называли.

- Как считают нанайцы,  что нужно сделать, чтобы в Амуре снова было много рыбы?

- Варварские методы промышленной добычи в устье Амура… слов нет, это просто уничтожение рыбы.  Это ужас, помимо того, что друг друга кусают, так еще и о загородки бьются. Вся рыба битая.

- А если так: помолились по-своему нанайцы, разыгрался шторм, потонули все суда этих грабителей…

- Что вы! Так нельзя делать! Все же бумерангом возвращается! Это очень опасно! Отчего нанайцы такие долготерпеливые? От бессилия. Нас мало, нас не слышат.  На руководящих постах деньги гребут, им важнее те, кто варварски выгребает подчистую косяки рыб. А нанаец вышел на Амур, штук тридцать выловил в лучшем случае. А если поймают – и сетку отберут, и лодку, и оштрафуют. А то еще и изобьют. Порой чуть не убивают наших людей.  А что есть зимой?

- У вас нет ощущение, что Амур уже умер?

- Слава Богу, что нет. Амур – дракон, который еще может дышать и жить. Главное, чтобы  люди,  которые его грабят, остановились.

Амурский дракон. Истоки реки – хвост, четыре основных притока – его лапы, мелкие речки – пальцы, родники – когти.  Все они сливаются в тело. Драконьи глаза - около лимана,  в районе Николаевска-на-Амуре. Там было священное место – мео,  «икона» в переводе. Там занимались натурообменом нивхи, орочи, ульчи, нанайцы, айны. Обменивались лодками, коноплей, крапивой… Жив еще пока Амур, пока еще дышит.

Юрий Рязинкин

https://khabarovsk.md/news/18861-u-nanajcev-dva-novyh-goda-odin-zhenskij-a-vtoroj-muzhskoj.html

Поделиться

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

  • Вконтакте
  • Одноклассники
  • Youtube
  • Facebook

Главная | Войти

Copyright © 2016. Региональная общественная организация "Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края". При цитировании обязательна ссылка, указывающая на ресурс.


Адрес: 680000, Хабаровск, ул. Гоголя, 16-1.

Телефон/факс: (4212) 31-38-44

Эл. почта: info@akmns-khab.ru